Интервью с пластическим хирургом К. П. Пшенисновым

Опубликовано: 30.11.2013

   - Кирилл Павлович, о Вас написано множество хороших и даже восторженных отзывов. Но, отмечается, что в отличие от многих коллег, которые как говорится «облизывают» пациентов, Вы довольно прямолинейны, и предпочитаете на предварительной консультации говорить честно о возможных результатах операции. Считаете такой подход к общению с потенциальным пациентом наиболее продуктивным?

   Спасибо за интерес к моей работе и ее положительную оценку. Как вы знаете, медицина – это наука и искусство, а продажа медицинских услуг – это бизнес. Я отношу пластическую хирургию именно к медицине. Если к нам обращается человек с физическими или эстетическими недостатками внешности, с психологическими проблемами на этой почве, то он нуждается во врачебной помощи и является для меня именно пациентом, а не клиентом, как это принято в бизнес-сфере.

Поэтому профессионализм пластического хирурга заключается не в умелой продаже услуги, а в точной диагностике, правильном планировании оперативного лечения, достоверном информировании о всех возможных альтернативных методах, честном разговоре о возможных осложнениях.  Я за профессионализм во всем. При этом профессионализм менеджеров клиники – это уже бизнес, они этим и занимаются профессионально.

 

   - По данным статистики самые популярные операции на Западе, это увеличение груди, липосакция и блефаропластика. А как обстоят дела в России? Какие процедуры пользуются популярностью у нас?

   В России нет официального регистра пластических операций. В Штатах много полных людей, там популярна липосакция. А в нашей практике превалирует  круг самодостаточных людей, для которых полнота не характерна. Среди наиболее популярных операций к увеличению груди и улучшению имиджа лица я бы добавил ринопластику.

 

   - Что Вы считаете главным в подготовке пациентка к пластической операции?

   Однозначно – информированность. Информированный пациент – это ключ к успешной операции. При этом, чем больше вопросов будет разобрано на консультациях до операции, тем их будет меньше после нее.

 

   - Насколько велик риск осложнений после пластической операции?

   Именно этому и посвящен основной этап предоперационного консультирования. Осложнения бывают местные и общие. Связанные с операций или с наркозом. Эстетические и функциональные. А еще различают психологические, когда внешне результат вмешательства хороший, а пациент все равно не доволен. Здесь как раз и важно заранее оценить степень готовности пациента к рискам, заложенным в самой сути операции (боли, кровоподтеки и отеки в ранние сроки, рубцы, асимметрии, контрактуры вокруг имплантатов в отдаленном периоде, нарушения чувствительности и прочие).

Очевидно, что незначительная частота этих осложнений в целом  позволяет пластической хирургии развиваться очень динамично. Важно заметить, что мастерство опытного хирурга заключается не в том, чтобы сделать сложную  операцию, а чтобы исправить осложнения, если они случаются.

 

   - На каких операциях Вы специализируетесь?

   Функциональная эстетическая ринопластика, последствия лицевого паралича, реконструкция ушной раковины, пластика молочных желез собственными тканями.

 

   - Вы занимаетесь не только эстетической пластической хирургией, но и реконструктивной, помогающей людям с врожденными или приобретенными дефектами. Были ли в Вашей практике какие-то необычные, уникальные операции?

   Да, я начал спасать жизни людям с восстановительной хирургии при травмах кровеносных сосудов, потом стал приживлять отчлененные конечности, руки, кисти, иногда по две сразу, стопы, и пальцы. Затем добавил в арсенал методы реконструктивной микрохирургии по пересадке лоскутов тканей при дефектах после травм и онкологических операций разной локализации. Последние двадцать лет больше занимаюсь эстетической хирургией.

Уникальные операции приходилось выполнять при необычных травмах, например тех же отчленениях руки сразу на нескольких уровнях, или при необычных повреждениях, скажем, укусах лица собакой с обширными изъянами тканей.  Но и операции в косметической хирургии, которые являются авторскими разработками, можно также назвать уникальными, поскольку до меня их никто не выполнял, например в ринопластике.

 

   - Отказываете ли вы пациентам? Если да, то каковы причины отказа?

   К сожалению, слишком редко. Как правило, это неадекватные пожелания пациента,  желание решить свои социальные и личные проблемы изменением внешнего вида, или когда на операции настаивают близкие люди, а не сам человек. Для того, чтобы лучше разобраться в такой скрытой мотивации, особенно хорошо должно работать административное звено.

 

   - А как насчет пацие нтов-мужчин? За последнее время их количество увеличилось?

   Последние годы мужчины намного требовательнее к своему внешнему виду и обращаются все чаще. Просят убрать шрамы, которые раньше их традиционно украшали. Стали гораздо более придирчивы к слегка травмированным носам. Многие хотят устранить геникомастию, которая встречается  у 40% мужчин.

 

   - Вы многократно стажировались в клиниках Европы и США. Насколько сильно отличается сфера пластической хирургии в России и на Западе?

   В Западных странах многие пластические реконструктивные операции покрываются страховками, это реконструкции молочной железы при раке, уменьшающие маммопластики, опухоли кожи. Это дает возможность создания государственных рабочих мест и трудоустройства новых пластических хирургов. Их число четко регламентируется потребностями каждой страны. Последние четыре года после ввода новой специальности «Пластическая хирургия»  на наш рынок медицинских услуг многочисленные университеты  регулярно «вбрасывают» сотни новых дипломированных специалистов без должной проверки уровня их теоретической и практической подготовки и  без учета  потребности в их услугах.  Стихийность этих процессов превращается в бедствие,  как для опытных специалистов, так и для пациентов.

   - Кирилл Павлович, у Вас 4 авторских свидетельства на изобретения новых способов хирургических операций и3 патента на новые медицинские инструменты. Расскажите, какой области пластической хирургии они относятся?

   Все авторские свидетельства относятся к реконструктивно-восстановительной пластической хирургии: способ пластики сосудов, способы костной и мышечной пластики. Патенты на  РФ защищают мои авторские права на те инструменты, которые разработаны для недеструктивной  пластики носа и выпускаются в Казани в специальном наборе уже 10 лет.

   - Как вы считаете, можно ли с помощью пластической операции решить психологические проблемы: поднять самооценку, избавиться от комплексов?

   Это было доказано еще 80 лет назад и является основой эстетической хирургии.  Есть психотерапевты, а мы в этом смысле – психохирурги. Это, безусловно, не касается лечения  психиатрических проблем, например, дисморфофобии.

 

   - Считается, что лучшие специалисты в области пластической хирургии работают в Москве. Вы же долгое время практиковали в Ярославле. По Вашему мнению, уровень профессионализма и качества предоставляемых услуг зависит от местоположения клиники?

   Есть страны, где не важно, в каком городе работает специалист, везде одинаково качественные операционные, одинаково качественные дороги и тд. Уровень известных специалистов в нашей стране очень высок, и когда смотришь на их хирургические корни, то они растут то из Иваново, то из Рязани, то из Ростова, то из Еревана.При современных возможностях получения образования в нашей стране и за ее пределами прфессионализм врача от местоположения клиники не зависит.  К сожалению, как дороги за пределами Московской области меняются не в лучшую сторону, так и обстоят дела с периферийным здравоохранением в целом.  Во многих клиниках даже при медицинских вуза уровень допустимой медицинской помощи был снижен со специализированного до планки квалифицированной помощи, те уровня центральной районной больницы. Это закономерно сказалось на порядке  финансирования и оснащения больниц. Поэтому при блестящем выполнении хирургической составляющей операции профессионалом  уровень оказания других компонентов  медицинской услуги в периферийных городах остается ниже.

 

   - Кирилл Павлович, какие критерии считаете самыми важными для пациента при выборе клиники и пластического хирурга?

  Достоверность  рекламной информации о клинике и о пластическом хирурге.

 

   - По вашему мнению, пластическая хирургия 80-90х годов ХХ века сильно отличается от хирургии XXI века?

  Пластическая хирургия как специальность сформировалась в 20-е годы XXвека после первой мировой войны как восстановительная. 80-90 ее годы характеризовались бумом косметической хирургии и реконструктивным микрохирургическим направлением в общей пластике. Сейчас мы переживаем расцвет нового направления регенеративной пластической хирургии, которая направлена на перепрограммирование собственных тканей с целью их омоложения и заживления с помощью клеточных технологий.

   - Вы являетесь членом редколлегий журналов «Пластическая хирургия и косметология», "Российская ринология",  "Вопросы реконструктивной и пластической хирургии" и редакционных советов журналов "Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии", международного журнала "AestheticPlasticSurgery". Входите в совет иностранных обозревателей журнала "PlasticandReconstructiveSurgery" (США),  до 2012 года были главным редактором журнала "Избранные вопросы пластической хирургии". Скажите, как у Вас на все хватает времени?

  При правильной организации труда времени хватает и на преподавание в РГНИМУ им.  Н.И. Пирогова, на трех ординаторов и аспиранта в Ярославле, на работу в нескольких международных и отечественных профессиональных обществах, 7-8 зарубежных поездок в год с докладами и лекциями, и  на занятия с детьми, спортзал и регулярные посещения театра и оперы. Что касается журналов, то это отличный путь самообразования и возможность поддержки новых идей, с которыми обращаются в редакции наши коллеги.

пластика век